AmazingTony
К вечеру пятницы Рома уже начал приходить в себя, поэтому я со спокойной совестью выпнула его из дома в холодную неизвестность ночи. Выпинывать на самом деле не хотелось. Хотелось наоборот. Но на выходные у меня уже были планы и я как раз ждала папу, который должен был заехать со мной, дабы мы отправились к маме.

Выходные мы провели в классическом составе семьи: папа, мама, сестра и я. Все вместе сходили в кино, посидели потом в ресторане, а утром мама приготовила свой обычный завтрак. В общем, запросто можно было забыть о том, что что-то тут не так. А не так на самом деле все. С одной стороны, я уже совершенно не вижу родителей вместе. С другой, было заметно, что они очень хотят остаться наедине без нас. Нельзя, наверное, прожить вместе полтора десятка лет и ничего друг к другу не чувствовать в итоге. В общем, я ощущала себя лишней и мне было жутко некомфортно в этом искусственно созданном раю, поэтому сразу после завтрака в воскресенье я, ссылаясь на ностальгические встречи с бывшими одноклассниками, ушла. На самом деле никаких встреч не было (сестра же свалила к неиллюзорным друзьям), поэтому пару часов я просто бродила по морозным прозрачным улицам в полном одиночестве, пока не набрела на какую-то новую кофейню, которой точно раньше тут не было. Было очень страшно, что внутри я встречу кого-нибудь из знакомых, но я слишком замерзла.

Свободный столик был только один - между одинокой беременной девицей, читающей потрепанную книжку, и двумя подозрительно молчаливыми молодыми людьми, в одном из которых я узнала того парня из одиннадцатого, по которому сохла половина наших девчонок. Второй, соответственно, должен был быть его другом, по которому сохла вторая. Я была в полной уверенности, что они меня даже не узнают, потому что это было очень давно по школьным меркам, но для верность взяла кофе на вынос и пошла мерзнуть дальше. Уже начинало темнеть, когда позвонил папа и сообщил о том, что можно было бы уже собираться.

Всю дорогу до дома мы ехали в полном молчании. Для меня эти выходные выдались крайне угнетающими. Я была настолько в себе, что даже не заметила, как мы проехали поворот к моему дому. А все потому, что у папы было (и, видимо, до сих пор есть) замечательное свойство тонко чувствовать мое настроение. Но с тех пор, как эпоха разбитых коленок прошла, мы как-то отдалились друг от друга. Сейчас же мы, как раньше, вместе поставили машину на парковку и у меня было ощущение, что сейчас он поведет меня расстроенную кататься на каруселях или есть мороженное. Или мы будем просто бродить по парку...
- Прогуляемся? - спросил он.
- Тебе не кажется, что как-то поздновато уже для мороженого и аттракционов? - ответила я и не могла сдержать улыбку, если честно.
- Ну для этого, может, и поздновато.

Перед дверями бара я немного тормознула в недоумении.
- Ой, да ладно, - сказал папа, - Не говори мне, что не пьешь, не куришь, сексом не занимаешься.
И следующие часа два были, как детстве. Ну почти. Только водка вместо мороженого и откровения вместо аттракционов. А я уже и забыла, что мы похожи, чуть больше, чем может показаться.